Непредсказуемые девяностые

Девяностые годы были самым непростым периодом работы Volvo Truck Corporation в России. Это было обусловлено теми процессами, которые происходили в стране: прежние социалистические принципы ведения хозяйства уже не работали, новые рыночные - еще только зарождались. Поэтому компании пришлось заново выстраивать стратегию присутствия на российском рынке в изменившихся условиях.

В 1992 году компания Coca-Cola начала развивать свою активность в Российской Федерации. Естественно, понадобились автомобили, и именно тогда был заключен контракт на поставку первого грузовика Volvo, предназначенного для перевозок продукции Coca-Cola по территории России.

А уже на следующий год была открыта первая авторизованная станция техобслуживания Volvo Truck Corporation в России. Им стала компания «Совавто-Санкт-Петербург».

Бизнес мало помалу начал развиваться. А это требовало открытия собственного представительства в России, которое бы позволяло держать руку на пульсе и оперативно реагировать на все, что происходит в стране. Уже в 1994 году России было зарегистрировано представительство Volvo Truck Corporation, а в Москве и Санкт-Петербурге открылись офисы компании. Тогда же российские потребители получили реальную возможность поближе познакомиться и с ее продукцией: состоялась первая презентация грузовых автомобилей Volvo FH. Вскоре на базе Автокомбината № 36 открылась первая авторизованная СТО Volvo Trucks в Москве. На следующий год появилась авторизованная сервисная станция в Нижнем Новгороде.

Это были первые шаги в освоении российского рынка. О том, в каких условиях приходилось тогда работать вспоминает один из старейших сотрудников компании Александр Зоря, пришедший на работу в нее 1 октября 1996 года: «Volvo Trucks тогда арендовала двухкомнатное помещение в Центре Международной торговли на Красной Пресне. Нас было всего 10 человек. Я отвечал за обучение водителей и механиков, а также за развитие сервисной сети. Как таковая, сеть состояла из пяти станций: одна в Нижнем Новгороде, две в Москве - «Автокомбинат 36», «Евротрак Сервис» и две в Санкт-Петербурге - «Техпорт» и «Совавто».

Представители из Швеции тогда постоянно в Москве не находились, они сюда приезжали по мере необходимости. Первым руководителем Volvo Trucks был Майкл Юабсон. Потом, уже на постоянной основе приехал Ульф Магнонсон, проработавший в России четыре года, а с 1999 года здесь бессменно работает Ларс Корнелиуссон. Сотрудников было мало, а проблем - много: сервисная сеть мала, склада запасных частей как такового нет (что-то завозили по разовым поставкам), количество механиков ограничено… Клиентами, как правило, были иностранцы, потому что мало кто тогда в России покупал иностранные грузовики»…

Настоящим прорывом стало подписание контракта с компанией «Мосстроймеханизация» на поставку партии из 100 самосвалов. Затем подоспел серьезный контракт на 500 автомобилей для Coca-Cola. Позже появился контракт также и с Pepsi.

Крупный контракт с Coca-Cola, по сути, задал развитие настоящему бизнесу. Тогда заводы  этого международного гиганта начали появляться по всей России, и у компании появилась потребность в перевозках исходного сырья и готовой продукции. Автомобили российских производителей не устраивали ее по целому ряду параметров, и, прежде всего, по надежности. Не последнюю роль играли и соображения престижа марки. Исходя из этого, был объявлен конкурс среди западных производителей грузовых автомобилей. Основным его условием было обеспечение сервиса. И единственной компанией, которая тогда оказалась на это способной, была Volvo Trucks.

Как только первые автомобили были отгружены заказчику, началась работа по открытию сервисных станций по всей территории России. На протяжении короткого времени они появились в Екатеринбурге, Челябинске, Новосибирске, Красноярске, Уфе, Волгограде и Орле. Большинство их этих станций работает до сих пор. Сегодня это серьезные игроки на рынке сервисных услуг.

А вот контракт с Pepsi был небольшим - всего 40 машин, и они предназначались для работы только в Москве и Санкт-Петербурге, в регионы  не шли, а потому проблем с обслуживанием не было.

О том, как развивались события дальше, вспоминает другой ветеран компании - Владимир Пугачев: «Примерно в это время стали появляться и разовые клиенты. Работать с ними было проще. Никаких обсуждений по цене практически никогда не было. Это сегодня клиент стал более профессиональным и даже более избалованным, и продажа автомобиля превратилась в целый процесс… А тогда - заплатил деньги, получил грузовик. Часто ни комплектация, ни цена реального значения не имели, нужна была надежная машина.

Потом появились контракты с «Макдоналдс», первые грузовые автомобили мы им продали перед кризисом 1998 года. Этого клиента привлекало, прежде всего, то, что у нас шло бурное развитие сервисной сети. Контракт, правда, был небольшой - всего полтора десятка машин»…

Осенью 1998 года в России разразился сильнейший экономический кризис, ставший серьезным испытанием для компании. Он практически совпал с регистрацией ЗАО «Вольво Восток», выступившего в качестве дочерней компании концерна Volvo. С его появлением марка обрела в России юридический адрес и статус юрлица с российским ИНН. Стала фирмой, которая может оказывать самые различные, в том числе финансовые услуги и консультационные услуги. После образования «Вольво Восток» появилась возможность заключать контракты напрямую, а не от имени Volvo Truck Corporation, подписывать которые приходилось в Швеции. Это дало качественно новые возможности для развития бизнеса. В состав «Вольво Восток» вошли Volvo Truck Corporation, Volvo Construction Equipment, Volvo Bus Corporation, Volvo Penta, ООО «ВФС Восток», а также Volvo Car International (позднее Volvo Car International была продана Ford Motor Company).

Конечно же, кризис сильно подорвал деловую активность в стране. Правда, его разрушительные последствия сказались не сразу, в 1998 году на российский рынок было поставлено в общей сложности около 500 машин. А вот на следующий год продажи упали до 78 единиц, но даже при этом Volvo осталась лидером российского рынка новых грузовых автомобилей иностранного производства.

Сервисную сеть тоже удалось сохранить, хотя некоторые предприятия и были вынуждены снизить объемы работ. Основной задачей того периода было выстоять, сохранить сотрудников и, по возможности, не потерять достигнутого положения. И команда с этим справилась.

По общему мнению старейших сотрудников компании, 2000-й год стал переломным в ее деятельности в России. От кризиса оправились, пошли продажи, появились какие-то внутренние процессы, компания заработала в полную силу, исходя из тех возможностей и ресурсов, которые были. Тенденции на рынке тоже начали меняться: российские покупатели стали приобретать импортные самосвалы, машины для развоза продуктов питания, мебели и т.д. Рынок сдвинулся и начал расти так быстро, что потребовалось и развитие компании, которая должна была поспевать за всем этим. Надо отметить, что в это время по дорогам России ездило более 6000 грузовых автомобилей Volvo, и марка по-прежнему оставалась лидером российского рынка иностранных грузовиков.